Непреклонное сердце_2 - страница 160

Некоторое время он молча смотрел в окно, и это молчание разрушило и без того хрупкую стену ее хладнокровия. - Мне кажется, тебе лучше начать с фляги, - сказал он наконец. - Почему ты сказала Паттерсону и Тейеру, что она принадлежала твоему дяде? Мерседес стоило большого труда не выставить перед собой как щит скрещенные руки. - По крайней мере не по той причине, которую вы имеете в виду, - холодно сказала она. - Это уж никак нельзя расценить как мое намерение показать им, что вы имеете отношение к его смерти. Скорее наоборот. Колин повернулся, прищурив глаза.

Он ничего не сказал, но дал Мерседес почувствовать всю тяжесть его подозрений. Ее плечи напряглись, принимая эту тяжесть. - Вам не кажется, что если бы вы признали эту флягу своей, то сразу навлекли бы на себя подозрение? - Нет, - сказал он. - Не кажется. И знаешь почему? - Он помолчал, хотя вопрос был чисто риторический. - Потому что я был не последний, кто пользовался этой фляжкой.

Я при всем своем желании не смог бы пуститься во все тяжкие так, как это сделала ты, чтобы защитить от меня бедного мистера Тейера, но я никогда не стал бы выдавать его шерифу, не поговорив сначала с ним самим. Мерседес растерялась. - Мистера Тейера? - тихо спросила она, пораженная выводом Колина. - Какое отношение он имеет... - Могу себе представить, - продолжал Колин, - когда тебе показали эту флягу, ты сразу увидела возможность избавиться от своего дяди. Ты уже знала, что он уехал за границу, но, видимо, поклялась никому не говорить. Признав, что это фляга Уэйборна, ты все равно что признала его труп. Такое признание вполне устроило Паттерсона. После признания смерти Уэйборна можно было зачитать его завещание.

Ты была, наверное, единственным человеком, который не удивился, узнав новую волю дяди. Но мне кажется, Мерседес, что ты заключила с ним невыгодную сделку. Она покачала головой, изумленная толкованием Коли-на всех этих событий.



 (голосов: 0)