Сортировать новости по: дате новости | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту

Непреклонное сердце_2 - страница 76

Он ответил не сразу. При всех модуляциях голоса и при всей заинтересованности в ее тоне она могла с таким же успехом спросить его, хочет ли он положить сахару в чай. Колин потянулся к ней рукой, чтобы отбросить прядь волос, упавшую на щеку. Она уклонилась. - Не здесь, - сказала она. - Здесь - никогда!

Его рука медленно опустилась. - О чем ты думаешь, Мерседес? - Не понимаю, что вы имеете в виду? "Вполне возможно, что и не понимает", - подумал он. - Да, - сказал он в конце концов. - Ты нужна мне сегодня вечером. Мерседес уже ждала его, когда он поднялся к себе из библиотеки.

Ночь была прохладная, и она разожгла в камине небольшой огонь. Она сидела, свернувшись, в большом кресле лицом к огню, наслаждаясь теплом. Ее волосы были сегодня свободно подвязаны черной лентой, лиф ее белого батистового платья был отделан кружевом. Когда он вошел в комату, она хотела подняться, но он рукой показал, чтобы она сидела.

Пальцы босых ног выглядывали из-под подола ее платья. Он посмотрел, как она прикрыла их, расстегнул пиджак и, сбросив его движением плеч, перекинул через руку. Его белая рубашка ярко выделялась на фоне темно-серого жилета. - Ты давно ждешь меня?

- спросил он. - Нет, думаю, что недолго. Несколько минут или часов - все равно, для нее это целая вечность! Она следила за ним, как он прошел по ковру неслышным шагом и положил пиджак на кресло напротив нее. Колин вынул из манжет золотые запонки и положил их в стоявшую на столе коробочку синего веджвудского фарфора.

Непреклонное сердце_2 - страница 77

Закатав рукава, он взял кочергу из чугунной под-ставки у камина. И вдруг заметил, что Мерседес вздрогнула. Он посмотрел на кочергу, потом снова на девушку. И тут его осенило. - Бог мой! - тихо, как бы про себя произнес он. - Он бил тебя кочергой?! Стыдясь, Мерседес опустила голову и молча уставилась на руки, сложенные на коленях. Колин не стал бередить ее рану. Он набросился на поленья в камине, так что угли с треском разлетались в стороны, а искры взметнулись до самого дымохода. Несколько утолив свой гнев, он поставил кочергу на место и встал, опершись рукой о каминную плиту. - Посмотри на меня, Мерседес. Она медленно подняла на него глаза. - Можешь ты представить себе, что я буду тебя бить?

Она отрицательно покачала головой. - Или стегать тебя хлыстом? Она непроизвольно вскинула руку и потрогала шрам на шее. - Нет, - тихо проговорила она. - Я не думаю, что вы будете так делать.

Колин засомневался, можно ли верить ее словам: она буквально вдавилась в кресло в тот момент, как он поднял кочергу. - Я говорю серьезно, - сказал он. - Я никогда не буду тебя бить. В голове Мерседес эта фраза прозвучала по-другому: "Я никогда не буду бить тебя так, как он". На ее взгляд, в таком виде это утверждение больше соответствовало действительности. Некоторые его слова причиняли ей такую боль, будто он полосовал ее кожу. Колин пристально посмотрел на нее и был вполне удовлетворен ее молчанием. Он нетерпеливо откинул волосы со лба. - А теперь в постель, Мерседес, - спокойно сказал он. И когда она недоуменно посмотрела на него, смущенная таким приказом, до него дошло, что она не правильно его поняла. - В мою постель! Не сомневаясь в ее согласии, Колин поднял свой пиджак и исчез в гардеробной. Он специально не торопился с переодеванием и туалетом, чтобы дать ей время заснуть.

Непреклонное сердце_2 - страница 78

Он и представить себе не мог, что ожидание было для нее мукой. Мерседес казалось, что она превратилась в единый нерв, имеющий окончание во времени - момент, когда он придет к ней. Колин сразу почувствовал ее напряжение, как только лег рядом. Ее неровное дыхание не допускало и мысли, что она спит. Опершись на локоть, он взял ее за плечи и мягко повернул на спину. Свет от камина был за его спиной, и лицо ее оставалось в тени. Но даже и так он чувствовал страх и напряжение в ее серых глазах. Он поднял с подушки прядь ее темно-шоколадных волос. Напряжение в ее хрупкой фигуре было так велико, что она почти дрожала. Колин наклонился и мягко поцеловал ее губы. - Я только хотел, чтобы ты спала рядом в моей постели, - тихо сказал он. - Я не буду тебя трогать. Мерседес боялась потерять бдительность.

Она осторожно изучала его, устремив глаза на его лицо, пытаясь обнаружить ложь. - Мне не нужно было брать тебя второй раз прошлой ночью. - Он почувствовал на себе ее быстрый неопределенный взгляд, но, не дав ей заговорить, продолжил: - Сегодня днем, когда ты взяла под руку миссис Фредрик, я понял, что ей было гораздо легче идти, чем тебе.